Научный доктор филологических наук Стексова Татьяна Ивановна Официальные оппоненты icon

Научный доктор филологических наук Стексова Татьяна Ивановна Официальные оппоненты




Скачать 325.77 Kb.
НазваниеНаучный доктор филологических наук Стексова Татьяна Ивановна Официальные оппоненты
Дата конвертации24.05.2013
Размер325.77 Kb.
ТипАвтореферат



На правах рукописи

УДК 811.161.1’36


ЛЕСОНЕН Наталья Владимировна


ВЫСКАЗЫВАНИЯ С СЕМАНТИКОЙ ВЫНУЖДЕННОГО ДЕЙСТВИЯ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ


Специальность 10.02.01 — русский язык

(филологические науки)


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Новосибирск

2008

Работа выполнена на кафедре современного русского языка государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Новосибирский государственный педагогический университет»


^ Научный руководитель: доктор филологических наук

Стексова Татьяна Ивановна


Официальные оппоненты: доктор филологических наук

Демешкина Татьяна Алексеевна;

кандидат филологических наук

Карпова Елена Валерьяновна


^ Ведущая организация: ГОУ ВПО «Новосибирский

государственный университет»


Защита состоится «5» декабря 2008 года в 13 часов на заседании диссертационного совета Д 212.172.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук в ГОУ ВПО «Новосибирский государственный педагогический университет» по адресу: 630126, г. Новосибирск, ул. Вилюйская, 28.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Новосибирского государственного педагогического университета.


Автореферат разослан « » ноября 2008 г.


Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук Е.Ю. Булыгина

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Настоящее диссертационное исследование посвящено изучению высказываний, выражающих семантику вынужденного действия в современном русском языке, например: В скором времени послышались звуки битой посуды, и купец Босоногов, для собственного своего спасения, вынужден был преждевременно потушить свечи и дать знать в полицию (М. Салтыков-Щедрин); Он рос в семье ссыльного дяди, который, по сообщению его жены Дарьи Фоминичны, погиб на войне, ребятишек, а их накопилось куча, пришлось горемычной женщине сдавать в детдом (В. Астафьев); Митрохин был обижен, но вынужденно кивнул, соглашаясь, так как понимал, что, если Светка их попрет, деваться будет некуда (Д. Липскеров).

Актуальность диссертационной работы объясняется ее включенностью в контекст современных исследований, ориентированных на изучение семантики высказывания, на интеграцию различных языковых средств выражения данной семантики. Диссертационное сочинение выполнено в русле антропоцентрического подхода современной лингвистики, который предполагает получение нового знания о языке и говорящем субъекте, воплощающем в речи свою языковую компетенцию, языковой вкус и систему интенций.

Семантика вынужденности имеет особый статус в системе модальных значений. Хотя интерес к проблеме субкатегоризации значения необходимости возник давно и попытки разграничения значений долженствования, необходимости, вынужденности представлены в работах В.В. Виноградова, до настоящего времени вопрос о разграничении этих значений остается дискуссионным. Одни исследователи признают в качестве инвариантного для данной группы значение необходимости (С.С. Ваулина, С.Н. Цейтлин), другие — значение долженствования (Н.Ю. Шведова). Согласно иным исследовательским позициям, инвариантным считается значение вынужденности (Е.И. Беляева). Это обусловлено тем, что описание данных значений, как правило, строится в русле формального подхода — от средств к семантике. Такой подход может приводить к смешению модальных значений необходимости, долженствования и вынужденного действия. Таким образом, возникает необходимость дифференциации близких модальных значений вынужденности, необходимости, долженствования по ряду критериев, описания специфики этих модальных значений.

Попытки рассмотрения средств выражения семантики вынужденности предпринимались в отдельных работах. Так, отмечалось, что семантику вынужденного действия могут выражать конструкции с модальными лексемами надо, должен (Л.Д. Долинская, Э.Я. Рудник, Т.Г. Миронова, И.Г. Осетров, С.С. Ваулина, Е.И. Беляева, С.Н. Цейтлин, А.Л. Крючков, И.Р. Федорова, Е.И. Офицерова, Ю.В. Гапонова др.), конструкции с формами так называемого «долженствовательного наклонения», т.е. с формами 2-го лица повелительного наклонения в неимперативном употреблении (Д.Н. Шмелев, Н.Ю. Шведова, В.В. Виноградов, С.Н. Цейтлин и др.), конструкции с приглагольным объектным инфинитивом (В.Ф. Аскоченская, Т.Н. Берляева, Е.М. Гоголева и др.), конструкции с вторичными модальными глаголами приходиться / прийтись, оставаться / остаться .В. Чернова, Т.В. Шмелева, Т.И. Стексова и др.), обобщенно-личные предложения (А.Ф. Калинин), инфинитивные предложения (А.К. Тимофеев, Н.И. Гришина, В.М. Брицын). Так как комплексное описание всех возможных средств выражения семантики вынужденности не проводилось, необходим такой подход, который позволит рассмотреть всю совокупность синтаксических конструкций, выражающих значение вынужденности.

В функциональном аспекте частично исследованы показатели вынужденности. Так, описано употребление экспликаторов вынужденности в связи с соблюдением правил речевого поведения (Т.В. Шмелева). Рассмотрено функционирование показателей вынужденности в речевых жанрах угрозы, отказа, согласия, оправдания (И.В. Галактионова, Н.В. Орлова, И.А. Шаронов, И.В. Труфанова, Н.И. Формановская, Т.В. Шмелева, О.В. Бычихина, С.Н. Туровская, Е.В. Лаврентьева). Однако функции, выполняемые высказываниями с исследуемой семантикой, остаются вне зоны интереса исследователей.

Таким образом, заявленная проблематика диссертационной работы представляется необходимой и актуальной.

^ Теоретическую основу исследования составляют концепции модальности, разрабатываемые в трудах В.В. Виноградова, Г.А. Золотовой, В.Г. Гака, Е.И. Беляевой, Т.В. Шмелевой, Н.Ю. Шведовой, С.С. Ваулиной, С.Н. Туровской, С.В. Черновой, И.Р. Федоровой, О.Л. Кочетковой. Мы опирались на работы по функциональной грамматике А.В. Бондарко, С.Н. Цейтлин, по семантике и прагматике высказывания Ю.Д. Апресяна, Н.Д. Арутюновой, Т.В. Булыгиной, А.Д. Шмелева, И.М. Кобозевой, Т.И. Стексовой, И.Б. Шатуновского.

Поскольку вынужденности не свойственна привязанность к тому или иному конкретному уровню языка, то в качестве базового объекта исследования выбрано высказывание, в котором могут быть представлены самые разнообразные способы воплощения данной семантики.

^ Объектом исследовани являются высказывания, выражающие семантику вынужденного действия. Предмет исследования — семантика вынужденности, средства выражения и особенности ее функционирования.

Цель диссертационного исследования состоит в комплексном описании высказываний с семантикой вынужденного действия в содержательном, формальном и функциональном аспектах. Для достижения данной цели необходимо решить следующие задачи:

  1. обосновать место вынужденности в кругу близких модальных значений;

  2. показать взаимодействие диктума и модуса в смысловой структуре высказываний с исследуемой семантикой;

  3. выявить дифференциальные признаки ситуации вынужденности;

  4. систематизировать средства выражения семантики вынужденного действия;

  5. определить функции, которые способны выполнять в речи высказывания с исследуемой семантикой.

Материалом для исследования послужили текстовые фрагменты из произведений русских писателей XIX — XXI вв., из современных периодических изданий, а также данные Национального корпуса русского языка «Рускорпора». Следовательно, в сферу анализа вовлечены высказывания разных функциональных стилей литературного языка и тексты разной временной отнесенности с тем, чтобы выявить общие закономерности в реализации семантики вынужденного действия. Общее количество проанализированных фрагментов составляет около 4500.

^ Методология исследования. В работе использовались описательный метод, метод компонентного анализа языковых единиц в составе высказывания, элементы дефиниционного, контекстного, статистическо-математического анализа, приемы трансформации и синонимической замены.

^ Научная новизна диссертационной работы определяется тем, что проведено комплексное исследование высказываний с семантикой вынужденного действия в содержательном, формальном и функциональном аспектах. Определено место исследуемой семантики в кругу близких значений. Описана сопряженная с ситуацией вынуждения ситуация вынужденности и ее дифференциальные признаки. Систематизированы средства выражения семантики вынужденности и выявлены функции, выполняемые высказываниями с данной семантикой.

^ Теоретическая значимость выводов и результатов, полученных в настоящем исследовании, состоит в том, что они углубляют представление о высказываниях со значением вынужденности и вносят вклад в теорию семантики высказывания. В диссертационной работе решаются некоторые проблемы сложной взаимосвязи модуса и диктума в высказываниях с исследуемой семантикой.

^ Практическая ценност настоящей работы состоит в возможности использования полученных результатов в лекционных и семинарских курсах «Синтаксис современного русского языка», в обучении русскому языку как иностранному, при разработке спецкурсов по семантическому синтаксису.

^ На защиту выносятся следующие положения:

  1. Вынужденность является субкатегорией необходимости и характеризуется признаками детерминированности, фактичности, оценочности, локализованности, облигаторности.

  2. В смысловой структуре высказываний с семантикой вынужденного действия диктумное содержание и его модусная квалификация являются единым целым, устранение модусного компонента меняет характер отражаемой ситуации.

  3. Ситуация вынужденности является сопряженной с ситуацией вынуждения и характеризуется признаками каузированности, контролируемости, реализованности вынужденного действия, негативного отношения субъекта вынужденного действия к его выполнению.

  4. Высказывания с семантикой вынужденности являются полисубъектными и полипропозитивными. В зависимости от коммуникативной задачи говорящего актуализируется либо ситуация вынужденности, либо ситуация вынуждения, что на формальном уровне находит свое выражение в семантической структуре высказывания и полноте / неполноте ее вербального воплощения.

  5. Семантика вынужденности выражается высказываниями, а) специализированными на передаче данной семантики, б) сочетающими семантику вынужденности с другими модальными значениями, в) с многозначными модальными лексемами надо, должен; г) в которых данная семантика является фоновым элементом.

  6. Высказывания с семантикой вынужденности действия выполняют универсальную функцию усложнения семантики, кроме того, способны выполнять следующие функции: реализации коммуникативных интенций говорящего (в речевых жанрах жалобы, согласия, отказа, признания, утешения), экспликации языковой личности, этикетную (в речевых жанрах выговора, замечания, отказа, возражения, опровержения, оспоривания), текстообразующую.

^ Апробация работы. Основные положения и результаты исследования были представлены на следующих научных конференциях: Седьмых филологических чтениях «Проблема выбора и интерпретации языкового знака говорящим и слушающим» (Новосибирск, НГПУ, октябрь 2006); Восьмых филологических чтениях «Комментарий и интерпретация текста» (Новосибирск, НГПУ, октябрь 2007), конференциях молодых ученых (Новосибирск, НГПУ, апрель 2006, апрель 2007, апрель 2008), Всероссийской научной конференции «Язык. Система. Личность» (Екатеринбург, УрГПУ, апрель 2006), VII Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Молодежь и наука XXI века» (Красноярск, КГПУ, май 2006). Диссертация обсуждалась на заседании кафедры современного русского языка ГОУ ВПО «Новосибирский государственный педагогический университет» (сентябрь 2008). Основное содержание работы отражено в девяти публикациях, две из которых опубликованы в рецензируемых научных изданиях, включенных в реестр ВАК.

^ Структура работ определяется последовательностью поставленных задач. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы.

^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, характеризуется направление, в русле которого проводится работа, анализируется степень разработанности проблемы, определяются объект и предмет исследования, формулируются цели и задачи, кратко описываются используемые методы и языковой материал диссертационной работы, указывается новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся данные об апробации и структуре работы.

В первой главе «Характеристика вынужденности действия в семантическом аспекте» раскрыта суть понятия «вынужденность действия», соотнесенного с понятием «необходимость», показано взаимодействие модуса и диктума в высказываниях с семантикой вынужденности, обозначено место названной семантики в кругу близких модальных значений. Кроме того, описаны категориальные признаки ситуации вынужденности, а также семантическая структура высказываний с анализируемой семантикой.

В параграфе «Взаимодействие диктума и модуса в смысловой структуре высказываний с семантикой вынужденного действия» доказывается идея инкорпорированности модуса в диктумное содержание высказывания с семантикой вынужденности действия, например: Под нажимом местных властей некоторые наши командиры, не имея четких политических и военных директив из Москвы, вынуждены были «авансом» передавать оружие (В. Баранец).

Необходимыми компонентами семантической структуры высказываний со значением вынужденного действия являются субъект вынужденного действия, вынужденное действие, субстанция, обусловившая совершение вынужденного действия, или каузатор, и вынуждающее действие. В приведенном примере субъектами вынужденного действия являются командиры, вынужденным действием передача оружия, субстанцией, детерминирующей совершение вынужденного действия, местные власти, вынуждающим действием нажим. Высказывания с исследуемой семантикой являются полисубъектными и полипропозитивными.

Ситуация вынужденности является диктумно-модусной, т.е. модусная квалификация является неотъемлемой составной частью смысловой структуры высказываний с исследуемой семантикой. Субъект вынужденного действия осмысляется как объект воздействия каузатора (местные власти), на грамматическом уровне он выражается именем существительным в именительном падеже (командиры). Вынужденное действие выражается инфинитивом (передавать) и осмысляется как результат вынуждения. В кратком страдательном причастии вынуждены содержится модусная квалификация действия.

В параграфе «^ Значение вынужденности в кругу близких модальных значений» дан обзор различных точек зрения на место вынуждености в кругу близких модальных значений необходимости и долженствования, осложняющих объективную модальность. И.М. Кобозева, Н.И. Лауфер, Н.Ю. Шведова, Д.Н. Шмелев считают инвариантным значение долженствования, Е.И. Беляева, О.В. Трунова значение вынужденности. Вслед за А.В. Бондарко, С.С. Ваулиной, Г.А. Золотовой, Е.Е. Корди, С.Н. Цейтлин, С.В. Черновой, И.Б. Шатуновским, Т.В. Шмелевой и др., мы признаем инвариантным для данной группы значение необходимости. Его субкатегориями мы считаем значения вынужденности, собственно необходимости и долженствования.

Субкатегоризация инвариантного для данной группы значения необходимости проводится в современнной лингвистике по разным основаниям: тип каузатора (С.С. Ваулина), оценочное отношение субъекта действия к его выполнению (Н.С. Козлова), способы выражения (С.В. Лапшин). Представляется необходимым комплексный подход к субкатегоризации значения необходимости. Для семантической субкатегоризации значения необходимости были использованы критерии, предложенные С.Н. Цейтлин.

В соответствии с данными критериями значение собственно необходимости характеризуется следующими признаками: тип каузатора — внутренняя потребность в совершении действия / обстоятельства; отношение субъекта действия к его выполнению — нейтральное или положительное; действие является нереализованным, оно может быть как локализованным, так и нелокализованным, например: Я выхожу на сцену, потому что мне необходимо общаться с музыкой (С. Спивакова). В данном примере каузатором необходимости выступает внутренняя потребность субъекта, действие нейтрально оценивается субъектом, является потенциальным и нелокализованным.

Значение долженствования имеет следующие признаки: каузатор — веление долга; отношение субъекта действия к его выполнению — нейтральное или положительное; действие может быть как реализованным, так и нереализованным, как локализованным, так и нелокализованным, например: Ты пятнадцать лет тому назад вышвырнул его из дома и хорошо сделал, но теперь я должна сохранить твою жизнь и жизнь Ганса, а ты должен сохранить свой институт и свою науку — вот что я понимаю во всей этой истории! (Ю. Домбровский). В данном примере каузатором выступает долг, действие оценивается нейтрально, является потенциальным и нелокализованным.

Значение вынужденности характеризуется следующими признаками: вынужденное действие — это результат воздействия чужой воли / обстоятельств, оно характеризуется реализованностью и временной локализованностью. Выполнение вынужденного действия негативно оценивается его субъектом, например: Я сидела рядом с водителем и потому была вынуждена смотреть назад (Н. Воронель). В данном примере каузатором выступают обстоятельства, вынужденное действие является реализованным и локализованным, а его выполнение негативно оценивается субъектом действия.

Кроме того, семантика вынужденности оказывается близкой семантике невольности осуществления. Имея ряд общих признаков: реализованность ситуации, независимость события от субъекта, наличие каузатора (вербально выраженного или имплицитного), омонимичные способы выражения (глагол приходиться / прийтись), одинаковая сочетаемость с лексемами вдруг, неожиданно, невзначай, случайно, значения вынужденности и невольности отражают различные ситуации. Вынужденность действия является субкатегорией необходимости и описывает контролируемую ситуацию, например: Государь и вся армия, особенно после того, как не разошелся еще пороховой дым на поле сражения, верили, что французы побеждены и отступают против своей воли (Л. Толстой). В высказывании реализована семантика вынужденности: субъекты осознанно совершают вынужденное действие под давлением обстоятельств, выбирая целесообразный для себя вариант. Невольность осуществления является субкатегорией неконтролируемости и описывает неконтролируемую ситуацию, например: Он сердился именно потому, что мысль о женитьбе на приятной для него, кроткой княжне Марье с огромным состоянием не раз против его воли приходила ему в голову (Л. Толстой). В высказывании реализована семантика невольности: субъект не контролирует ситуацию, у него нет выбора. Событие осуществляется безотносительно к его воле.

В параграфе «Ситуация вынужденного действия и ее дифференциальные признаки» рассматривается сопряженность ситуаций вынужденности и вынуждения, например: «От бедности, — говорил о себе Достоевский, — я принужден торопиться и писать для дела, следовательно — непременно портить» (К. Паустовский). В высказывании представлена каузативная макроситуация, непосредственно составляющими которой являются ситуация вынуждения (бедность) и ситуация вынужденности (я торопился и писал для дела).

Под ситуацией вынужденности мы понимаем такое положение дел, при котором субъект сознательно совершает действие против собственного желания, причем к совершению действия его вынуждает либо субъект-каузатор (для которого действие субъекта вынужденности является желаемым), либо некие обстоятельства, а отказ от совершения вынужденного действия приведет к нежелаемым для субъекта вынужденного действия последствиям, например: Мне бы не хотелось, но обстоятельства такого рода, что я вынуждена поступить против моих желаний; я решила обратиться к властям (Н. Лесков).

Дифференциальными признаками ситуации вынужденности являются каузированность, контролируемость, реализованность вынужденного действия и негативное отношение субъекта вынужденного действия к его выполнению.

^ Каузированность вынужденного действия. Вынужденное действие — это каузированное действие. К осуществлению действия субъекта может принуждать какое-либо лицо или лица, каузирующеее действие которых произвольно, целенаправленно (одушевленный каузатор), или обстоятельства, неблагоприятным образом сложившаяся ситуация (неодушевленный каузатор). Выделены следующие типы одушевленных каузаторов: лицо / лица, владеющее инструментом вынуждения (в качестве которого выступают свойства, качества каузатора, его поступки, состояние и т.п.), например: Организаторы аукционов из-за отсутствия серьезных намерений покупателей вынуждены привлекать другие финансовые источники для их покрытия (Лесное хозяйство. 2004); социум, например: Я был вынужден подписать этот законопроект, потому что за него проголосовало большинство областных депутатов (Петербургский «Час пик». 2003.09.03); животное, насекомое, например: Блохи нас выгнали из дому, и мы вынуждены были найти пристанище на сеновале, где провели ночь довольно сносно (Н. Дурново).

Неодушевленными каузаторами являются: ситуация (обстоятельства), например: К сожалению, из-за дефицита выставочных площадей Оргкомитет выставки вынужден был ограничивать размеры стендов для участников (Горная промышленность. 2003); стихия или состояние окружающей среды, например: Из-за воды, просачивающейся в северо-западный угол Мокрого кургана, мы принуждены были его оставить в полдень (П. Козлов); состояние субъекта вынужденности, например: В начале этого года из-за болезни я не смог встретиться на Епархиальном собрании с клиром Москвы и вынужден был общаться с вами несколько односторонне, только через свое Обращение (Журнал Московской патриархии. 2004); качество или свойство личности субъекта вынужденности, например: Неуживчивость эпилептоидов доходит до того, что многие из них принуждены всю жизнь проводить в скитаниях, с одной стороны, благодаря их страсти во все вмешиваться, а с другой, — и больше всего, из-за абсолютной неспособности сколько-нибудь продолжительное время сохранять мирные отношения с сослуживцами, с начальством, с соседями (П. Ганнушкин).

В связи с постановкой проблемы типологии каузаторов использовано понятие подконтрольности ситуации, в которой действуют два субъекта: субъект вынуждения, контролирующий ситуацию, и субъект вынужденного действия, например: Женька была не охотница до вина и пила очень редко и то только по принуждению гостей (А. Куприн). Признак подконтрольности релевантен для описания ситуации вынужденности в том случае, если каузатор является лицом.

^ Контролируемость вынужденного действи. Ситуация вынужденности является контролируемой для субъекта вынужденности, который может быть как подконтрольным (если каузатором является лицо), так и неподконтрольным (если в роли каузатора выступают обстоятельства).

Контролируемое положение дел в исследуемой ситуации для субъекта вынужденного дела является средством достижения «некоторого маячащего впереди хорошего или избежания плохого результата» (И.Б. Шатуновский), например: Вся процедура [бальзамирования] заняла месяца полтора, — говорил Зейдлиц, — и потребовала дополнительных расходов. Пришлось на это пойти, чтобы избежать дипломатического скандала (Л. Юзефович).

^ Реализованность вынужденного действи. Вслед за Г.А. Золотовой, С.Н. Цейтлин, И.Б. Шатуновским, Ю.Д. Апресяном, ситуацию вынужденного действия мы отнесем к фактическим, реализованным, например: И тотчас она решительно встала и подвинулась к нему, так что он был вынужден опять на нее обернуться (А. Солженицын). Употребление страдательного причастия в форме прошедшего времени вынужден свидетельствует о реализованности события к моменту речи. Способом разграничения реализованности / нереализованности события служит невозможность подстановки отрицательного трансформа, присоединяемого противительным союзом: он был вынужден опять на нее обернуться (* но не обернулся).

Описываемая будущая ситуация вынужденности также соотносится с реализацией факта, так как наличная ситуация такова, что вынужденное действие, не имеющее целесообразных альтернатив, предстает как неизбежное следствие вынуждения, например: Так как у меня нет иного выхода, я вынужден буду это проверить (Э. Радзинский). Высказывания, описывающие будущую ситуацию вынужденности по прагматическим причинам менее употребительны, чем высказывания, в которых вынужденное действие совершилось до момента речи, потому что причина вынужденного действия должна быть фактичной, наличествующей в момент совершения действия.

^ Негативное отношение субъекта вынужденного действия к его выполнени. Вынужденное действие противоречит желанию субъекта и поэтому имеет отрицательную оценку, например: Генерал встретил нас изъявлением искреннего своего сожаления о происшедшем и о том, что против хотения своего принуждён теперь лишиться нас (А. Болотов).

Вторая глава «Система средств выражения семантики вынужденного действия» посвящена описанию высказываний, с разной степенью регулярности передающих значение вынужденности. Анализ языкового материала показал, что семантика вынужденного действия может быть выражена высказываниями, а) специализированными на передаче вынужденности, б) сочетающими значение вынужденности с другими модальными значениями, в) с многозначными модальными лексемами надо, должен, г) в которых семантика вынужденности является фоновым элементом для эксплицированной ситуации вынуждения.

К специализированным средствам выражения семантики вынужденности относятся пассивные конструкции с краткими страдательными причастиями вынужден, принужден, понужден в сочетании с инфинитивом; безличные конструкции с вторичными модальными глаголами приходиться / прийтись, оставаться / остаться в сочетании с инфинитивом; высказывания с обстоятельственными маркерами с семантикой вынужденного действия; конструкции фразеологизированного типа.

^ Пассивные конструкции с краткими страдательными причастиями вынужден, принужден, понужде в сочетании с инфинитивом являются стилистически и экспрессивно не маркированными, характеризуются частотностью употребления: 35% (1600 высказываний) от общего количества проанализированного материала, причем конструкции с причастием вынужден составляют 25% (1150 высказываний), конструкции с принужден — 9% (410 высказываний), с понужден — 1% (40 высказываний).

Приведем примеры. Из-за болезни глаз (катаракта) я вынужден был продиктовать это письмо (С. Маршак); Решениями Ленинского райсуда г. Перми от 22.03.1996 года, 24.06,1993 года ответчик «Пермгорэлектротранс» понужден к ежемесячным денежным выплатам в возмещение вреда, причиненного здоровью истца в счёт специального медицинского и бытового уходов, в счёт утраченной заработной платы соответственно (Жалоба в Конституционный суд); Одна из этих штучек заключалась в том, что во время перерыва между действиями свет в зрительном зале не зажигали, как это делали обычно, а, наоборот, гасили его, в результате чего зрители принуждены были сидеть во время антракта в кромешной тьме (Н. Носов). В данных высказываниях в фокусе внимания говорящего находится ситуация вынужденности. Актуализируются признаки каузированности, контролируемости, реализованности вынужденного действия, негативного отношения субъекта вынужденного действия к его выполнению (отрицательная оценка заложена в лексическом значении причастий).

^ Безличные конструкции с вторичными модальными глаголами приходиться / прийтись, оставаться / остаться в сочетании с инфинитивом являются стилистически и экспрессивно не маркированными, они характеризуются частотностью употребления: 25% (1100 высказываний) от общего количества проанализированного материала, причем конструкции с глаголом приходиться / прийтись составляют 18% (800 высказываний), конструкции с оставаться / остаться — 7% (300 высказываний).

Приведем примеры. Она знала, что из цирка ему пришлось уйти из-за какой-то травмы, а ещё из-за того, что жена, которую он очень любил, тоже циркачка, наездница, умерла родами, оставив ему близнецов: мальчика и девочку (Г. Бакланов); Когда с "фанатских" трибун полетели выдранные с корнем пластмассовые сиденья, милиции осталось усмирить подростков дубинками и водой (Аргументы и факты. 2001.04.04). В данных высказываниях отчетливо представлены признаки каузированности, контролируемости, реализованности вынужденного действия (глаголы пришлось, осталось употреблены в форме прошедшего времени), негативного отношения субъектов вынужденного действия к его выполнению (отрицательная оценка заложена в лексическом значении глаголов пришлось, осталось).

Высказывания с обстоятельственными маркерами с семантикой вынужденного действия вопреки желанию, вынужденно, не по своей воле / не по собственной воле / не по своему желанию, несмотря на нежелание, по принуждению, против воли характеризуются частотностью употребления: 20% от общего количества проанализированного материала, причем высказывания с маркером вынужденно составляют 6% ( 270 высказываний), с маркером против воли — 5% (230 высказываний), с маркерами не по своей воле / не по собственной воле / не по своему желанию 5,5% (245 высказываний), с маркером по принуждению — 2% (95 высказываний), 1,5% (65 высказываний), с маркером вопреки желанию — 1% (40 высказываний), с маркером несмотря на нежелание 0,5% (23 высказывания).

Приведем примеры. Шувалов опять вынужденно раскланялся на тумбе (А. Инин); Алексей Александрович против воли кивнул, молча повесил куртку и прошел в большую комнату (Р. Солнцев); С детства она не умела насиловать себя, поступать вопреки желанию, тем более унижаться (В. Быков); Вначале подвижник был рукоположен в иерейский сан, затем, несмотря на нежелание, был возведен в игумены Яхромской обители (Православный календарь); Каюсь, что хоть не по собственной воле, а по принуждению князя Милославского временно являлся исполняющим обязанности царя (Иван Васильевич меняет профессию, к/ф).

Обстоятельственные маркеры с семантикой вынужденности можно ввести в любую синтаксическую конструкцию со значением целенаправленного действия. Субъект вынужденного действия осмысляется в данных высказываниях как его активный производитель. В обстоятельственных маркерах содержится модусная квалификация действия.

Семантику вынужденности способны в ряде случаев выражать высказывания с маркерами волей-неволей, невольно, поневоле, составляющие 4% от общего количества проанализированного материала. Наречия волей-неволей, невольно, поневоле являются многозначными и в зависимости от того, в каком значении они употреблены, передают разную семантику — невольности осуществления, например: Невольно, сам не понимая, как это сделалось, он очутился подле неё и стал прислуживать (В. Соллогуб) или вынужденности действия, например: Госевский желал прекратить бесполезные вылазки, но сражался иногда невольно, для спасения кормовщиков, высылаемых им тайно, ночью, в окрестные деревни; сражался и для того, чтобы иметь пленников для размена (Н. Карамзин). Высказывания с неспециализированными маркерами волей-неволей, невольно, поневоле описывают ситуацию вынужденности в тех случаях, если совершаемое против желания действие контролируется субъектом и его выполнение негативно оценивается субъектом вынужденного действия, если маркеры волей-неволей, невольно, поневоле выступают в сочетании с предикатом, обозначающим намеренное действие, если возможна их замена на маркированное наречие вынужденно, если возможно продолжение высказывания целевой конструкцией.

^ Конструкции фразеологизированного типа Делать нечего, придется, Не остается ничего другого, Хочешь не хочешь, а надо, конструкции с формами повелительного наклонения в неимперативном употреблении составляют 10% (445 высказываний) от общего количества проанализированного материала.

Приведем примеры. Делать нечего, придется ехать к этой Маше-растеряше, хорошо хоть она живет не так далеко, возле метро «Динамо» (Д. Донцова); Макмиллан грустно заметил на это, что, видно, не остается ничего другого, как ждать, когда уляжется пыль (О. Гриневский); Но наступил момент, когда хочешь не хочешь, а надо сделать свой выбор (Г. Трошев); Со вчерашнего дня мечусь, как бес < > Я — все покупай, я — волоки на дачу пятьдесят пять кульков, вина, закуски, фейерверк, торт (А.Н. Толстой). В конструкциях фразеологизированной структуры происходит ослабление дифференциальных признаков ситуации вынужденности: признаков реализованности вынужденного действия и негативного отношения субъекта вынужденного действия к его выполнению.

Семантика вынужденности имеет неспециализированные средства выражения: высказывания, в которых семантика вынужденности представлена дифффузно, в сочетании с другими модальными значениями, и высказывания с лексемами надо, должен в сочетании с инфинитивом.

К высказываниям, сочетающим семантику вынужденности с другими модальными значениями, относятся:

высказывания с глаголами в форме 2-го лица единственного числа настоящего-будущего времени:

Отчего ж вы, − спросил я, − выбрали такое занятие, фокусы?

^ Да ведь выберешь (= вынужден выбрать) и не такое, коли сюда подойдет (гость указал на горло): родители-то наши об нас не думали, когда на свет нарождали (Г. Успенский);

высказывания с независимым инфинитивом: Я, к сожалению, с нынешним генерал-губернатором никогда не сближался, по той причине, что он искони француз и энциклопедист; я же — масон, а мне ехать теперь к нему и говорить об деле, совершенно меня не касающемся (А. Писемский);

высказывания, содержащие риторический вопрос Что делать?: Что прикажешь делать? Казаку сесть с бабами в дурня. Дед отпираться, отпираться, наконец сел (Н. Гоголь);

Данные высказывания составляют 4% (165 высказываний) от общего количества проанализированного материала. В высказываниях, сочетающих семантику вынужденности с другими модальными значениями, нейтрализуется признак реализованности и контролируемости вынужденного действия, вследствие чего появляются семантически диффузные высказывания, интегрирующие близкие модальные значения: вынужденность + неизбежность (высказывания с глаголами в форме 2-го лица единственного числа настоящего-будущего времени, высказывания, содержащие риторический вопрос Что делать?); вынужденность + предстояние (высказывания с независимым инфинитивом).

В высказываниях с модальными лексемами надо, должен в сочетании с инфинитивом реализуется семантика вынужденного действия, если каузатором являются определенные лица или неблагоприятным образом сложившаяся ситуация и выражается негативное отношение субъекта вынужденного действия к выполнению данного действия, например: В дополнение несчастий нам пришлось пробираться сквозь леса по такой глухой дороге, что я должна была нанять тридцать казаков прорубать нам проход (Е. Дашкова); Экая жалость! В воду лезть надо (А. Чехов).

В высказываниях с каузативными глаголами вынудить, принудить, понудить, заставить, приневолить в сочетании с инфинитивом или пропозитивным существительным семантика вынужденности является элементом, сопутствующим основному значению, или фоновым элементом.

В данных высказываниях в первую очередь, актуализируется ситуация вынуждения, а ситуация вынужденности, представленная в свернутом виде, является фоновым элементом для эксплицированной ситуации вынуждения, например: Ермолов оставался на редуте около трех часов, пока усилившаяся боль, вследствие сильной контузии картечью в шею, не вынудила его удалиться (Д. Давыдов). Ситуация вынужденности описывается в таких высказываниях следующим образом: субъект вынужденного действия, выраженный местоимением или существительным в форме винительного падежа без предлога, является прямым дополнением, вынужденное действие, выраженное инфинитивом или пропозитивным существительным, является косвенным дополнением. Эти конструкции составляют 1% (50 высказываний) от общего количества проанализированного материала.

Задачей третьей главы «Высказывания с семантикой вынужденного действия в функциональном аспекте» является выявление функций, выполняемых высказываниями с семантикой вынужденного действия в речи.

Как показал анализ языкового материала, высказывания с семантикой вынужденности, употребляясь как интенционально, так и неинтенционально, способны выполнять следующие функции:

  • усложнения семантики;

  • актуализации коммуникативных намерений говорящего;

  • этикетную;

  • текстообразующую;

  • экспликации языковой личности.

Функция усложнения семантики высказывания является универсальной для показателей вынужденности, проявляясь как на уровне текста, так и на уровне целого высказывания, при интенциональном, осознанном и при неинтенциональном, неосознанном, употреблении. В высказываниях Я вынужден уйти, Мне пришлось уйти, Я ушел против воли говорящий сообщает о совершении диктумного события (я ушел), а языковые средства с семантикой вынужденности передают характер произошедшего события. Приведенные высказывания можно интерпретировать следующим образом: я не хотел уходить, но обстоятельства сложились таким образом, что я ушел, потому что другого целесообразного выхода из сложившейся ситуации у меня не было. Введение в высказывание показателей вынужденности выполняет функцию усложнения семантики: к диктумной информации добавляются такие модусные характеристики, как сопряженность с ситуацией вынуждения (если данная ситуация является невербализованной, она всегда подразумевается как говорящим, так и слушающим), каузированность вынужденного действия, обусловленность совершения вынужденного действия обстоятельствами или чужой волей, а также негативная оценка выполняемого действия. Данная модусная квалификация содержится в кратких страдательных причастиях вынужден, принужден, понужден, во вторичных модальных глаголах приходиться / прийтись, оставаться / остаться, в обстоятельственных маркерах с семантикой вынужденности.

В высказывании Ехать в армию, где он был на первой вакансии полкового командира, нельзя было потому, что мать теперь держалась за сына, как за последнюю приманку жизни; и потому, несмотря на нежелание оставаться в Москве в кругу людей, знавших его прежде, несмотря на свое отвращение к статской службе, он взял в Москве место по статской части и, сняв любимый им мундир, поселился с матерью (Л. Толстой) сообщается о действиях субъекта (Николая Ростова) — он взял в Москве место по статской части и, сняв любимый им мундир, поселился с матерью, а усложнение семантики происходит за счет введения дополнительной информации: субъект сознательно совершает действие против собственной воли (на это указывает маркер вынужденности несмотря на нежелание и подчеркивает оборот несмотря на свое отвращение к статской службе). Названа и более сильная, чем отвергнутая причина нежелаемого поступка (мать теперь держалась за сына, как за последнюю приманку жизни).

Высказывания с семантикой вынужденности выполняют функцию актуализации коммуникативных интенций говорящего. Было выделено несколько интенций, ориентированных на успешную коммуникацию.

Поскольку ситуация вынужденности действия является каузированнной, высказываниям с исследуемой семантикой свойственна интенция мотивировки своих поступков, например:

Завели проигрыватель, начались танцы. Скворцов проскользнул мимо Сонечки и подошёл пригласить Лиду Ромнич, но она отказалась:

^ Я с Теткиным вынуждена поговорить по важному делу. Сначала — с ним, потом — с вами (И. Грекова). В приведенном примере говорящий субъект мотивирует свой отказ от приглашения со ссылкой на вынужденность действия.

Ссылка на вынужденность с целью мотивировки своих поступков свойственна комплексным речевым жанрам, содержащим аргументацию во второй части. Это речевые жанры жалобы, согласия, отказа, признания, утешения.

Другой интенцией является интенция самооправдания, находящая свое воплощение в речевом жанре оправдания. Одним из способов выражения оправдания является ссылка на вынужденность действия, например:

^ Я немного дернулся перед стартом и вынужден был остановить машину, — оправдывался Дэвид, выпустивший в лидеры выстрелившего с третьего места Ральфа (Формула. 2001).

Речевые интенции самооправдания и мотивировки оказываются тесно связанными с попыткой снятия с себя ответственности, например:

^ Я не желаю и не желал войны, — сказал он [Наполеон]. — Но меня к ней вынудили (Л. Толстой). Как видно из контекста, говорящий оправдывается в совершении неблаговидного поступка, перекладывает ответственность на неопределенного каузатора, который обусловил совершение действия.

Если говорящий с целью самооправдания или мотивировки своих поступков ссылается на вынужденность действия, то для снятия с себя ответственности он актуализирует ситуацию вынуждения и таким образом пытается переложить ответственность на каузатора.

Говорящий может употреблять высказывания с семантикой вынужденного действия с целью создания своего имиджа. Ссылаясь на вынужденность, говорящий пытается сформировать у собеседника свой положительный образ, например:

^ Меня же ангина, сволочь, живьем ест! У меня же гланды в пять раз увеличены... Ты глянь!

Да пошёл ты к дьяволу со своими гландами! — рассердилась Нюра. — Водку пить у вас гланды не болят.

^ Так я потому и пью-то! Вынужден! Если бы не гланды, я бы её, заразу, на дух не принял. Не, Иван, ты как приедешь, ты перво-наперво... (В. Шукшин).

Речевая интенция говорящего в данном примере направлена на то, чтобы сформировать у участника ситуации — Ивана — положительное мнение о своей персоне (как человека, не пьющего добровольно).

Высказывания с семантикой вынужденности выполняют этикетную функцию, связанную с соблюдением кодекса речевого поведения (Т.В. Шмелева). Они используются с целью снятия категоричности в речевых жанрах выговора, замечания, отказа, возражения, опровержения, оспоривания, например:

Вам я вынуждена сделать еще одно замечание. Форма Ваших возражений оппонентам не выдерживает никакой критики (www.nkj.ru).

Кроме того, высказывания с семантикой вынужденности используются говорящим с целью оправдания тривиальности высказывания, например:

Не хотелось бы повторять банальности, но вынужден констатировать, что застарелый арабо-израильский конфликт по-прежнему является, наряду с другими региональными кризисными ситуациями, одним из наиболее труднопреодолимых препятствий на пути к миру и стабильности во всей зоне Ближнего Востока (Дипломатический вестник. 2004).

Высказывания с семантикой вынужденности выполняют текстообразующую функцию, т.е. участвуют в формировании концептуальной структуры текста, причем эта связанность может достигаться различными способами.

Так, интерпретация ситуации вынужденности как результата вынуждения является средством обеспечения связности и семантическим механизмом развертывания сюжета. На примере рассказа В. Ардова «Тяга к дружбе» была выявлена особая роль интерпретации сопряженных ситуаций вынуждения и вынужденности в организации текстового пространства. Описанная в данном рассказе ситуация вынуждения, имеющая своим следствием ситуацию вынужденности, на языковом уровне не опирается на языковые показатели вынуждения и вынужденности. Однако данная ситуация адекватно интерпретируется читателями благодаря использованию грамматических средств: побудительных конструкций, каузативных глаголов.

На примере романа Ч. Айтматова «Когда падают горы (Вечная невеста)» вынужденность действия рассмотрена как средство выражения содержательно-концептуальной информации. Вынужденность действий и поступков является смысловой доминантой текста, детерминирующей самодвижение и саморазвертывание текста. Вынужденность действий противоестественна человеку, и эта противоестественность заданы и в заглавии романа — «Когда падают горы». Заголовок в максимально сжатом виде заключает в себе содержательно-концептуальную информацию, которая стремится к развертыванию в тексте.

Неинтенциональное употребление высказываний с семантикой вынужденности свидетельствует о реализации функции экспликации языковой личности. На примере повести «Княжна Мери», входящей в роман М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени», рассмотрена языковая личность художественного персонажа Печорина.

Использование языковых средств выражения семантики вынужденного действия характеризует языковую личность Печорина. Печорин использует широкий спектр средств выражения вынужденности: пассивные конструкции с краткими страдательными причастиями в сочетании с инфинитивом (если б я не проехался верхом и не был принужден на обратном пути пройти пятнадцать верст, то и эту ночь сон не сомкнул бы глаз моих); высказывание с обстоятельственным маркером невольно (Я был необходимое лицо пятого акта; невольно я разыгрывал жалкую роль палача или предателя); конструкции фразеологизированной структуры (Ну, нечего делать!.. в другой раз); высказывание с модальной лексемой должен в сочетании с инфинитивом (теперь он должен был выстрелить на воздух, или сделаться убийцей, или, наконец, оставить свой подлый замысел и подвергнуться одинаковой со мною опасности); высказывания с каузативными глаголами, в которых актуализируется ситуация вынуждения, а ситуация вынужденности является фоновым элементом (Мне хотелось вас заставить рассказать что-нибудь; Или это следствие того скверного, но непобедимого чувства, которое заставляет нас уничтожать сладкие заблуждения ближнего; Разговор с вашей матушкой принудил меня объясняться с вами так откровенно и так грубо).

В отборе языковых средств наблюдается определенная динамика. Интерпретация этих динамических процессов позволила прийти к выводу о том, что если вначале Печорин выступает в качестве вынуждающего субъекта, то в финале он трансформируется в субъекта вынужденного действия. Таким образом, неинтенциональное использование высказываний с семантикой вынужденного действия способствует реализации функции экспликации языковой личности.

^ В заключении обобщаются результаты исследования и намечаются перспективы дальнейших изысканий.

Комплексное исследование высказываний с семантикой вынужденного действия в содержательном, формальном и функциональном аспектах позволило описать данные высказывания как системные единицы и выявить некоторые закономерности их функционирования.


^ Основные положения работы отражены в следующих публикациях:


  1. Лесонен, Н. В. Семантика вынужденности в различных речевых жанрах / Н.В. Лесонен // Сибирский филологический журнал. — Барнаул, Иркутск, Кемерово, Новосибирск, Томск, 2008. — № 4. — С. 168 — 173 (статья в издании, рекомендованном ВАК).

  2. Лесонен, Н.В. Функционирование высказываний с семантикой вынужденного действия в речи / Н.В. Лесонен // Сибирский филологический журнал. — Барнаул, Иркутск, Кемерово, Новосибирск, Томск, 2008. — №4. — С. 141 — 146 (статья в издании, рекомендованном ВАК).

  3. Стексова, Т.И., Лесонен, Н.В. К проблеме субкатегоризации модальных значений / Т.И. Стексова, Н.В. Лесонен // Проблемы языковой концептуализации и категоризации действительности: Материалы Всероссийской научной конференции «Язык. Система. Личность» Екатеринбург, 23 —- 25 апреля 2006 г. / Урал. гос. пед. ун-т. — Екатеринбург, 2006. — С. 187 — 192.

  4. Лесонен, Н.В. Ситуация вынужденного действия и ее дифференциальные признаки / Н.В. Лесонен // Молодежь и наука XXI века: по материалам VII Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. г. Красноярск, 23 — 24 мая 2006 г.: в 2 т. — Т. 1. / Е.Н. Юшипицина (отв. ред.); ред. кол.; Краснояр. гос. пед. ун-т им. В.П. Астафьева. — Красноярск, 2006. — С. 159 — 161.

  5. Лесонен, Н.В. Взаимосвязь семантики вынужденности с категорией модальности / Н.В. Лесонен // Аспирантский сборник НГПУ — 2007 (По материалам научных исследований аспирантов, соискателей, докторантов): в 2 ч. — Часть 1. — Новосибирск: Изд. НГПУ, 2007. — С. 100 — 106.

  6. Лесонен, Н.В. Интерпретационный потенциал модального глагола приходиться / прийтись / Н.В. Лесонен // Проблема выбора и интерпретации языкового знака говорящим и слушающим: межвузовский сборник научных трудов. — Новосибирск: Изд. НГПУ, 2007. — С. 166 — 170.

  7. Лесонен, Н.В. Лексико-грамматические средства выражения семантики вынужденного действия / Н.В. Лесонен // Аспирантский сборник НГПУ — 2007 (По материалам научных исследований аспирантов, соискателей, докторантов): в 2 ч. — Часть 2. — Новосибирск: Изд. НГПУ, 2007. — С. 92 — 97.

  8. Лесонен, Н.В. Семантическая структура высказываний со значением вынужденного действия / Н.В. Лесонен // Очерки гуманитарных исследований. Выпуск 5 / Под ред. проф. Е.В. Лукашевич. — Барнаул: Мастер-Принт, 2007. — С. 51 — 60.

  9. Лесонен, Н.В. Интерпретация интенций говорящего в высказываниях с семантикой вынужденности / Н.В. Лесонен // Комментарий и интерпретация текста: межвузовский сборник научных трудов / Под ред. Т.А. Трипольской. — Новосибирск: Изд. НГПУ, 2008. — С. 330 — 335.

Добавить документ в свой блог или на сайт


Похожие:

Научный доктор филологических наук Стексова Татьяна Ивановна Официальные оппоненты iconДом Учителя Уральского федерального округа VIII международная Олимпиада по основам наук Первый этап. Научный руководитель проекта по предмету
Научный руководитель проекта по предмету: Шустрова Елизавета Владимировна, доктор филологических наук, профессор кафедры перевода...

Научный доктор филологических наук Стексова Татьяна Ивановна Официальные оппоненты iconДиссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный д-р филол наук, профессор Н. Е. Меднис
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Научный доктор филологических наук Стексова Татьяна Ивановна Официальные оппоненты iconЛ. Д. Беднарская сложное предложение
Бабайцева В. В., доктор филологических наук, профессор Московского педагогического университета

Научный доктор филологических наук Стексова Татьяна Ивановна Официальные оппоненты iconМехтиев Вургун Георгиевич, доктор филологических наук, профессор
Почетной грамотой Министерства Образования 2006 г. Почетные грамоты и благодарности ученого совета и ректората двггу

Научный доктор филологических наук Стексова Татьяна Ивановна Официальные оппоненты iconКонституционное право россии
Козлова Екатерина Ивановна, доктор юридических наук, профессор главы I, III, IV, V, VIII, IX, X, XI, XII, XVII

Научный доктор филологических наук Стексова Татьяна Ивановна Официальные оппоненты iconПрограмма воспитания и обучения в детском саду
Т. С. Комарова, доктор педагогических наук; В. Я7Лысова\, кандидат педагогических наук; Г. М. Лямина, кандидат педа­гогических наук;...

Научный доктор филологических наук Стексова Татьяна Ивановна Официальные оппоненты iconДень открытых дверей в моу «сош №72»
Артемова Татьяна Сергеевна, заместитель директора по увр киселева Татьяна Ивановна

Научный доктор филологических наук Стексова Татьяна Ивановна Официальные оппоненты iconМіністерство охорони здоров’я україни дніпропетровська державна медична академія кафедра пропедевтики дитячих хвороб з курсом сестринської справи зав. Кафедрою професор к. Д. Дука пропедевтика педіатрії. Тестові та ситуаційні завдання (навчальний посібник)
Авторський колектив: академік ан вш україни, доктор мед наук, професор К. Д. Дука, доктор мед наук, професор В.І. Чергінець, кандидати...

Научный доктор филологических наук Стексова Татьяна Ивановна Официальные оппоненты iconИнститут экономики, управления и права экономический факультет кафедра социальных наук и государственного управления
...

Научный доктор филологических наук Стексова Татьяна Ивановна Официальные оппоненты iconИнститут экономики, управления и права экономический факультет кафедра социальных наук и государственного управления
...

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©libdocs.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы