В оковах Узник: Кинжалы icon

В оковах Узник: Кинжалы




Скачать 234.26 Kb.
НазваниеВ оковах Узник: Кинжалы
Дата конвертации29.10.2013
Размер234.26 Kb.
ТипДокументы

В оковах


Узник: Кинжалы

Тихо-тих скрипнула дверь. Тяжёлая такая дверь, которую не каждому чудищу под силу выбить, не то что узнику, что томится за ней. Молодой парень, ему едва стукнуло семнадцать, робко вошёл внутрь, то и дело оглядываясь на старших, что стояли с суровыми лицами за спиной. Вдруг один из них, что стоял за стеной суровых мужчины в чёрных рясах, ободряюще кивнул ему и улыбнулся. Улыбка и поддержка наставника ободрила молодого паренька, тот выпрямился, откинул непослушную прядь чёрных волос, затем поправил инквизиторскую инсигнию и сделал ещё один шаг вперёд, в темноту. Дверь за ним закрылась и камера вновь погрузилась во тьму. Где-то в углу зазвенели цепи. Зазвенели не жалобно, как это часто бывает, а скорее угрожающе, зловеще. Парень сглотнул. Где-то вдали загудел генератор. Скоро в камере вспыхнет свет. А пока вокруг была лишь тьма. И он. Тот, кого прозвали "демоном в лице человечьем". Один из самых страшных Тёмных магов современности. Собственно, из-за него слово Тёмный маг пошло в народ. Тёмный маг...маг, использующий любую запрещённую магию, использующий любые запрещённые ритуалы, заклятья... Он знал и Дикую магию, и магию дивинации, и некромантию. Он был сильнейшим. И всё же его скрутили. Всё же теперь он в застенках инквизиции. Он не опасен. Душа юного инквизитора трепетала. От страха.... и от любопытства. Как же выглядит этот ужас Союза? Как? быть может у него сухая и бледная кожа? Или вместо зрачков у него пылающие звёзды? Или вообще нет кожи на лице? Или он вообще уже давно не человек, а действительно демон? Столько слухов, и какой же из них верный? Гул всё нарастал и в магические кристаллах, установленные на потолке, превратились в маленькие вселенные, в глубинах которых зарождались звёзды. И чем больше вырастали эти звёзды, тем светлее становилось в комнате. Как зачарованный, юноша смотрел на них. И лишь вновь повторившийся звон цепей развеял его оцепенение. Он медленно стал поворачивать голову, чтобы взглянуть на своё "выпускное задание". И какого же было его удивление, когда вместо ужасающего своим видом то ли демона, то ли лича, то ли ещё кого, перед ним предстал бледноватый парень лет семнадцати. Чёрные, как смоль волосы, спадали ему на плечи, окутывая голову чёрной аурой. Он был худ, лицо его было в засохшей крови, губы разбиты. Тело его скрывала чёрная рубаха, во многих местах рваная. И ещё он был прикован к стене масса цепей, что змеями впились в его руки и ноги. К каждой конечности тянулось по пять толстых цепей и уходили куда-то в стену. Юный инквизитор не мог поверить своим глазам. Великий и ужасный маг был всего ан год старше его, да и производил впечатление не ужасного порождения тьмы, а несчастного юноши, что вряд ли мог даже муху обидеть.

А потом юный маг поднял глаза на вошедшего. И инквизитор попятился. Не глаза, а два кинжала. Два кинжала, что пронзают душу. Они видели его насквозь. И в этих глазах-кинжалах не было ничего. Ни боли, ни страха. Только гнев и презрение. И знание того, что произойдёт. Того, что его сожгут завтра в полдень на костре. Того, что его заставят мучаться и извиваться. И ничто не сможет изменить это. Инквизитор не знал, что делать. Его наставник решил, что обучение подошло к концу и с трудом выбил для него именно этого мага. Он говорил, что взглянув в лицо ужаса, он больше ничего не испугается. Тогда он не отнёсся с должным вниманием к его словам, но сейчас он поверил. Не сила или обличие несли в себе страх, а взгляд. Такого взгляда не должно быть у столь юного парня. А потом Марр прохрипел:

- Будь так добр, юный инквизитор, дай мне воды...

Юноша не мешкая схватил стакан воды, что стоял у двери, и поднёс его к пленнику. Но тот лишь усмехнулся. А потом поднял руки к лицу послушника и продемонстрировал обрубки рук, кончавшиеся там, где у других начинаются кисти.


А потом инквизитора замутило. Цепи...они не оканчивались кандалами. Нет. Тогда они бы легко соскользнули с обрубков. Каждая цепь заканчивалась крючком, похожим на рыболовный, только гораздо толще. И эти крючки протыкали насквозь руки и ноги молодого некроманта. Блестящие на свету головки крючьев были покрыты засохшей кровью, а раны, из которых они торчали были покрыты свернувшейся кровью и грязью. Перебарывая страх и тошноту, молодой инквизитор поднёс стакан к потрескавшемся и окровавленным губам мага. Марр жадными глотками стал пить воду, морщась от боли. Когда стакан опустел, парень тяжело вздохнул и посмотрел прямо в побелевшее лицо инквизитора:

- Как тебя зовут, палач? - спросил маг, и инквизитору стало не по себе. Палач. Ему говорили, что он будет казнить злодеев и всякую нечисть. И злобных некромантов. Но почему никто не сказал, что злобный некромант выглядит как студент, избитый и несчастный. Палач... это слово вонзилось в душу юноши, как крючья в руки мага. Он еле прошептал:

- Сквизз...

- Зачем ты пришёл, Сквизз? Мне сказали, что пытки закончились. Я во всём признался. Чего ещё вам от меня надо? - он не срывался на крик. Он не оскорблял и не проклинал. Он говорил ровным, тихим голосом. Таким констатируют факт. И он его констатировал

- Я...- Сквизз не знал, с чего начать. Пленник был не запуган, не сломлен. Взгялд был не жалок, испуган или полон отчаянья. Взгляд...как можно что-то понять по блеску кинжала? Холодный металл. обжигающе холодный. Обжигает он не тело, а душу... Он хотел было соврать магу, но вновь наткнулся на его тяжёлый взгляд, и ложь сама собой умерла в его душе. С частью этой самой души. Тогда юный инквизитор понял, что не может лгать. И сам не понял, как начал говорить - я должен...это задание такое...мммм...я должен занести все ваши преступления в хронику...вот...эммм...весь процесс...я, как бы, летописец...ваш...твой...эммм...

- Да, я понял - маг перевёл взгляд на него. Несколько минут он молча смотрел на инквизитора, а тот боялся его потревожить. А потом маг ответил - я поговорю с тобой, Сквизз. Не считай это исповедью. Я никогда не поклонялся богам и не собираюсь этого делать перед смертью. Просто я много недель не видел никого живого... - тут он на секунду задумался, видимо со своей профессии, а потом продолжил - вернее, никого, с кем могу поговорить... да и ты мне не кажешься до мозга костей фанатиком. С торбой можно поговорить....только у меня будет одна просьба...

- Ка...какая?

- Меня уже две недели не кормили...

^ Воспоминания: Бегство

Лес всё не кончался и не кончался. Хрустели сухие ветки под ногами...как кости, переломленные чудовищем. Чудовищем, которым я стал. Такие мысли кружились в моей голове, Сквизз. Я был в не себя от страха, гнева и боли. Боли...нет, не рана меня беспокоила. Я боялся. Я боялся тёмного, страшного леса. Я боялся одиночества. Я боялся, что они начнут меня преследовать. Но больше всего я боялся себя. Мне было невыносимо страшно, больно и одиноко. Они на моих глазах убили моего лучшего друга. Они выгнали меня. Выгнали из такого уютного мира, в котором я жил. Выкинули в огромный, полный угроз мир. Оны выкинули меня в тринадцать лет! Я убегал всё дальше и дальше в лес. Дальше от деревни, где родился, дальше от людей, с которыми я жил бок о бок много лет, дальше от самого себя. Это было бегство без смысла, бегство не ради того, чтобы убежать, а ради самого бегства. Я бежал, не останавливаясь, как будто за мной демоны гонятся....по сути так и было. Только демоны души гнались за мной .Я не мог убежать от них. Никто не может убежать от них. Я падал, запинаясь за коряги и спотыкаясь о норы каких-то животных, я падал, в темноте налетая на дерево, пень или куст, я падал, потому что больше не было сил бежать. А потом, когда они окончательно оставили меня, я полз...полз вперёд. Извиваясь, как змей, я полз дальше и дальше. Когда я остановился, то подумал что, наконец-то умру. Я не хотел жизни и верил, что меня настигнет Истинная смерть. Потом я потерял сознание. Очнулся я от того, что замерзал. Холод спустился невыносимый, изо рта вырывался пар. А ещё я увидел фигуру, что мерно плыла над озерцом, на берегу которого я потерял сознание. Она плыла ко мне неотвратимо, окутанная призрачным сиянием. Призрачный ветер трепал призрачную же бороду, губы фигуры в пробитых доспехах шевелились, руки тянулись ко мне. И тишина....безмолвие окутало мир. Даже сухая ветка, на которую я случайно навалился всем своим телом, хрустнула как-то тихо и уныло, будто боясь нарушить обет тишины. А потом тишину прорезал крик. Крик, вознесшийся к самым далёким и тусклым звёздам, и рухнувший вниз, на берег застывшего, начавшего замерзать озерца. И крик этот был подобен молоту, рухнувшему на мою голову. Ибо я проснулся. И увидел то, что сдуло мою радость от пробуждения, как ветер сдувает осенний листья с дерева....


Ночью, когда я полз в слепом ужасе, я не понимал, куда попал. Вокруг меня высились покосившиеся кресты, а сам я лежал на могиле. Такой неглубокой могиле... Маленькое кладбище на берегу озера насчитывало всего лишь двенадцать могил. Двенадцать неухоженных, старых, никому ненужных могил. Могил на берегу холодного, молчаливого озера. Такого же холодного, как насквозь промёрзшая земля этого места, как те, кто покоятся в земле. Как те, кто покоились там некогда...ибо могилы были разрыты. На дне не было костей. Вернее, я их не видел. А лезть и проверять мне не хотелось. А потом я ощутил на себе взгляд. Тяжёлый взгляд, что весил больше целого мира. Медленно, боясь увидеть смотрящего, и одновременно ещё больше боясь его не увидеть, я повернулся. На обрыве, возвышавшемся над этим унылым пляжем, стояли двенадцать сгорбленных фигур. Двенадцать полуразложившихся тел. Двенадцать давно уже мертвых, забытых и брошенных душ. Тела их...они ещё сохранились, ибо вечный, такой необъяснимый холод этого места сковал их, не дал природе забрать своё, обрек эту плоть на вечное полумёртвое существование... Молча, в тишине, что нарушалась лишь похрустыванием промёрзших веток под их ногами. А потом один из них прыгнул. Кто говорил вам, юный инквизитор, что зомби неподвижны и вялы? Ерунда... Правда в этом случае ваши россказни были ближе к правде...холод сковал их тела. Так что они были не слишком быстры. Хотя и медленными их не назовёшь... а за ним вниз прыгнули и остальные. И побежали ко мне. Я ринулся прочь от них, но они окружали, загоняли меня... я перепрыгивал разрытые могилы, а они бежали за мной, заходили с боков. Куда мне было бежать? К озеру...и я побежал туда. Я бежал от них по льду...и только потом я понял, что он отливает ядовито-зелёным. А потом я поскользнулся и упал. Как же больно было...а еще стало страшно. Ибо лёд треснул и я ушёл под воду. Но всё же я не потерял сознания, мне повезло. Я вынырнул, хватая ртом ледяной воздух и цепляясь за края льда, вылез из воды...как же холодно было. А ещё болела рука...я разрезал её об острые края этой проруби. Радуюсь спасению из ледяной воды я почти забыл о ещё большей опасности. О нежити.. они неуверенно, медленно шли ко мне. А потом один из них кинулся на меня быстрее своих со...сомогильников...не знаю, как я умудрился...инстинктивно глупым жестом я вскинул руку, закрываясь от приближающегося силуэта...и кровь, моя горячая, свежая кровь попала на него. Что тут началось...его собратья кинулись и слились в один клубок...безмолвно рвущий себя на куски клубок. Всё кончилось так же внезапно, как и началось....еле передвигая ноги я подошёл к месту битвы...они разорвали друг друга на клочья... тогда я осознал силу крови....силу горячей, свежей крови... и ещё тогда я спас себе жизнь уже во второй раз, используя нежить....я сложил из них костёр и кое-как запалил его. Знаешь, из их тел получился неплохой костёр...


^ Узник: Крысы

- Ты...ты сжёг...сжёг тела? - Сквизза замутило.

- Да - маг пожал плечами, будто бы ничего такого он не сделал - А что мне ещё оставалось делать? Сдохнуть от холода? Между прочим, я ещё и голоден был... - реакция инквизитора заставила некроманта засмеяться. Он смеялся. И от этого Сквиззу стало не по себе. Ему отрубили кисти рук, его насадили на крючья как рыбу, его сожгут на Очищающем Костре, а он смеётся. При этом он не вызывал ощущения безумия...вернее не его самого. Он-то был в себе. Но всё остальное... Он был как глаз смерча - маленький пяточек нормальности в кишащем вокруг водовороте хаоса и безумия. Всё вокруг показалось Сквиззу безумным, неправильным, тёмным, включая его самого. Безумное место, безумные люди, безумный мир... Маг тем временем перестал смеяться и лишь улыбался. Странно, но улыбка эта была похожа не на оскал, а...на обычную улыбку обычного человека, которому просто весело. Весело? Какая же должна быть у него сила воли и выдержка! Сквизз содрогнулся. Этот маг напоминал ему не человека из плоти и крови. Действительно, порождение Тьмы. Инквизитор на секунду представил, что бы он делал, окажись на месте обречённого узника. И тут же погнал прочь эти мысли. "Я бы наверняка так и умер там, на берегу озера...или ещё раньше, на кладбище в окружении селян" - пронеслось у него в голове. Некромант будто бы прочитал его мысли и негромко спросил:

- Скажи мне, Сквизз, а как бы ты поступил на моём месте?

Инквизитор взглянул в глаза-кинжалы. В них тихонько поблёскивал огонёк любопытства. Единый бог, ему ведь действительно интересно! Как так может быть? Он завтра умрёт мучительной Истинной смертью, а его интересуют такие мелочи! Порождение Тьмы...

- Я...я бы не попал в такую ситуацию...

- Да? Почему?

- Я бы просто не пошёл на голос....я бы просто...

- Испугался - маг не спрашивал, он просто констатировал факт. Сквиззу нечего было возразить. Любопытство в нём всегда душил страх. Он опустил голову, только бы не смотреть в лицо молодого мага, мага, который преодолел страх, и не раз. И взглядом он наткнулся на окровавленную ступню, загноившеюся и полуобглоданную ступню. Его снова замутило. Маг проследил за его взглядом и проговорил:

- Крысы... после одной из пыток мне слишком серьёзно повредили ногу...я лежал день без сознания, а когда проснулся, то обнаружил, что крысы решили пообедать. Хорошо, что у меня есть масса способов раздавить этих паразитов...ну а потом и я пообедал...

- Пообедал??? - глаза Сквтзза округлились.

- А ты чего хотел? Они - мной, я - ими. Всё честно. ДА и не кормили меня давно... правда были две сложности, Сквизз...во-первых - убить их. Ну да слава богу вторая ступня у меня на месте. Когда я с силой пяткой сломал ей хребет, остальные было кинулись прочь, ну да я изловчился и пригвоздил одну из них к полу вооон тем крюком - некромант указал на пронзающий его ногу кусок стали - но самое неприятное был отчистить их и выпотрошить. Если со вторым я кое-как справился с помощью тех же крючьев, то вот о том, чтобы снять шкуру и речи ни шло....ну да голод не тётка - жизнерадостные интонации в его голосе придавали рассказу психоделический оттенок. А Сквизз тем временем проиграл бой с тошнотой и освобождал свой желудок в один из углов. Некромант лишь усмехнулся:

- Слабый желудок и богатое воображение - жуткая смесь, да, Сквизз?

- Даааа... -протянул ещё не до конца пришедший в себя послушник.

- Знаешь, Сквиззз...сейчас я расскажу тебе одну интересную историю про крыс....


^ Воспоминания: Умирающий город.

Это было так странно, Сквизз. Городок производил унылое впечатление. Пустое. Хотя я видел торопящихся по своим делам людей, немногочисленных торговцев, даже пару стражников. Но всё равно внутри было ощущение безмерной пустоты. А потом я понял, в чём дело. Дети. В городе я не видел ни одного ребёнка. Не было детских смехов и вскриков, не плакали младенцы в домах, а рассерженные матери не лупили розгами неслухов. Город был жив. И мёртв. Понимаешь, Сквизз... без детей любой город - коченеющий труп. Да, мне надо было сразу расспросить, что здесь происходит. Но я был уставшим и голодным. К тому моменту я уже кое-что знал о магии. Совсем чуть, конечно...мои вольные эксперименты редко вели к действительно редким заклинаниям, но...каждому успеху я был неизмеримо рад. Эти мои маленькие эксперименты...В город я пришел за одной книгой. Потенциально она должна была раскрыть мне секреты некромантии. Не удивляйся, что она не сгорела в огне Инквизиции. С виду она была обычной книгой в малиновой обложке, а содержимое её повествовало об увлекательном мире побережий Южного берега. Проще говоря - занудная и никому ненужная макулатура. На вид. Но стоит на неё попасть крови, как страницы начнут раскрывать тайны некромантии...по крайней мере я так о ней слышал. И пришёл за ней. В этот тусклый и унылый город. До вечера я пробегал по этому городу в поисках интересующей меня книги. И чем ближе была ночь, тем меньше людей становилось на улицах и больше огней в домах. Когда совсем стемнело и я понял, что заплутал, то стал искать хоть кого-нибудь, кто скажет мне, где расположена гостиница, в которой я остановился. Неясный шорох привлёк моё внимание и я, движимый любопытством, заглянул в переулок. Там у стены лежал человек, и шел от него какой-то неприятный звук...не сразу я вспомнил, что в городе абсолютно не было нищих. И решив, что это беспризорный, я его окликнул. Когда я так и не дождался ответа, то решил подойти к нему ближе. Когда до него оставался метр, я увидел, что одежда под ним ходит буграми, лицо обглодано, а в дыры в животе копошатся крысы. Увидев это я попятился, а потом и вовсе выскочил на мостовую....но было поздно....город был во власти крыс. Серые волны катились по мостовой, становились ковром, под которым ничего не было видно. И я побежал от них. Теперь мне стало ясно, почему я не видел нищих и бродячих животных на улице. Даже птиц и тех почти не было. Знаешь, Сквизз...это было действительно страшно. Демоны и нежить с этим не сравнятся. Это был совсем иной страх. Боже, крысы были повсюду...они кусали меня за ноги, но я бежал по ним, давая их, а они изворачивались и впивались мне в ноги. Я кричал, но никто не открыл. Знаешь, Сквизз, мне вновь повезло... я провалился под землю, в катакомбы под городом. там крыс было ещё больше и вновь я бежал, превозмогая боль. Пока не вывалился в просторную залу. Она была наполнена костями. И там было очень много костей, маленьких и белоснежных. Детских костей. Представь себе, Сквизз, эти изверги скормили собственных детей крысам в качестве подношения. Там были горожане....и они молились крысам. На Алтаре в центре было пусто, но над ним возвышалась статуя демона. Я не буду произносить в слух его имя, ибо могу предугадать твою реакция. Я скажу тебе лишь его титул: Серый Легион. Эти люди поклонялись ему. Когда они кинулись на меня, я пытался отбиваться, но куда там. Они притащили меня на Алтарь, завалили на него, после чего их главарь выдернул кинжал. А потом из тоннеля вышла зелёноватого оттенка крыса и медленно...наверное, даже величественно взобралась на Алтарь. Все эти мерзавцы согнулись в поклоне перед ней. И я не упустил своего шанса. Знаешь, сам не знаю, почему я поступил именно так. Инстинктивно я создал первое в своей жизни боевое заклятье и ударил им в лицо главаря, превратив его в гниющую маску, которую он тут же с воем начал сдирать с себя. Мерзкими клочьями она спадала с его черепа, а он всё выл и сдирал её с себя. А дальше...я вообще не понял, зачем и почему, как говорится. Схватив зеленоватую крысу, я откусил ей голову и стал пить её кровь. Послушники завыли и кинулись ко мне...но для них всё было кончено. Крысы, повинуясь моей воле, ринулись на них и сожрали в мгновение ока. А потом я обрушил их на город, преврати его в царство смерти. Те немногие, кто выжили потом обвиняли меня в том, что...да ты и сам знаешь. Так я из спасителя превратился в монстра...


^ Узник: Повелитель Крыс

- О каком спасителе ты говоришь? Ты уничтожил целый город! - инквизитор был в шоке. А ведь маг казался ему вполне разумным. Но назвать себя спасителем? Нет, он явное сумасшедший...порождение Хаоса. Он с ужасом смотрел на юношу. В ответ маг лишь вяло улыбнулся:

- А ты не понял? Ну же, подумай сам. Почему никто из местных не уехал не доложил о происходящем? Ты как думаешь?

Сквизз несколько замялся. Действительно, почему? Боялись отмщения? Но у кого-нибудь должно было хватить храбрости. Отгадка пришла ему в голову неожиданно, чёрным пятном затмив солнце столь долго воспитываемых в нём чувств доверия и веры в Истинного бога. Но такого...такого просто не могло быть! Некромант взглянул на него и хищно улыбнулся:

- Я вижу, ты понял, в чём причина... Да. Все, кто жили в городе, были демонопоклонниками. А не согласные были обглоданы и свалены внизу, в катакомбах. Серый Легион... Хотя люди были глупы. Серый Легион никогда не вознаграждает своих последователей. Просто он доводит их до состояние просто-таки безумного поклонения себе и крысам. А потом скармливает последователей этим маленьким серым тварям. И те с удовольствием идут на это, ибо для них быть съеденными ими является великой честью. Цель серого легиона - сожрать весь мир. Вот такой он глупый демон. Да и слабый к тому же. Хотя управлять им и невозможно, но вот в бою с ним достаточно легко совладать.

- Но он - ужасный трёхметровый.... - начал было Сквизз, но Марр его прервал:

- Да нет же! Он маленькая зелёная крыса. И ты сам слышал, насколько он опасен. Ну, вернее, это не он сам, а его земной воплощение...кровь демона дала мне власть над этими крысами, - в углу тихо пискнула крыса и Сквизз подпрыгнул, как ужаленный. Он медленно перевел взгляд на серую тварь и наткнулся на несколько десяток кроваво-красных глазок. Душа его ушла в пятки. Вокруг, по всему каземату бегают полчища крыс, а в этой камере находится тот, кто уничтожил целый город, лишь мысленно отдав приказ им. Сквизз приготовился к смерти, и решил на последок взглянуть в лицо своего убийцы, - но увы - ненадолго. Через несколько часов я уже вновь был не повелителем Серой Орды, а простым магом. Вам бы сказать мне спасибо за то, что я остановил вторжение, но вы же поверили культистам, объявили меня чудовищем и начали охоту. И лишь из-за того, что я отличаюсь от вас, что я практикую непонятные вам вещи. Ну да что об этом говорить? Серый Легион был изгнан назад...да так нелепо. Наверняка над ним сейчас смеются все остальные демоны... Кстати, ты знаешь, кому из демонов я продал душу? Кто из них будет вечность терзать мою душу в Аду?


^ Воспоминания: Очаг и кров

Это случилось через три недели после того, как я выбрался из леса, в котором грелся у костра из тел. Голодный и уставший я кое-как выбрел на берег неглубокой, но широкой горной речушки. Она несли свои воды куда-то вдаль. Это место было очень красиво....речушка, что звалась Снежанкой, протекала по каменисто долине, и лес отступал от её берегов на десятки метров во все стороны...множество каменистых островков с одинокими елями наверняка были прекрасным местом для рыбалки. А на берегу этой речушки стоял покосившейся домик с небольшим садиком вокруг. Еле переставляя ноги, я пошёл к нему. Я хотел закричать, но горло не выдало ничего, кроме хрипа. А потом я потерял сознание. Хотя я ещё успел кое-что почувствовать. Боль от падения лицом в камни.

Очнулся я от странного запаха. Я долго не мог понять, что же это за запах. И лишь через пять минут напряжённой мыслительной деятельности я вспомнил - так пахла свежая, горячая пища. Знаешь, в тот момент я был на волосок от смерти. Я чуть не захлебнулся слюной. Я открыл глаза и сел. Как давно я небыл в тепле. Вернее всего неделю назад всё было нормально. Я спал под одеялом, в доме....но с тех пор прошла вечность. То было в иной жизни. Меня кто-то заботливо укутал шкурами и положил на печь, в которой тихо и по-домашнему трещал огонь. А за столом сидели двое - женщина и мужчина. Им обоим было около пятидесяти пяти или пятидесяти шести лет. Когда женщина заметила, что я проснулся, то молча взяла чашку и наложила мне из горшка похлёбки.

Их звали Камара и Корнад. Они жили здесь уже очень давно и имели почти всё, что было нужно. Раньше они часто ходили в город, но за последние три недели Корнад лишь изредка отправлялся в город, чтобы купить продукты и инструменты. У них был сын примерно моего возраста. И он погиб несколько недель назад. Они всю жизнь ждали этого ребёнка, и то им было суждено пережить его. Его похоронили недалеко, на островке, торчавшем из воды...даже раньше он напоминал надгробие, а сейчас - подавно. Знаешь, Свквизз, я остался с ними. Я стал для них как сын. Выполнял все работы по дому. Я был чертовски рад этой работе и наконец-то решил, что у меня появился новый жом, Что я смогу забыть об ужасах прошлого, вернуться в ту жизнь. Увы, я ошибался...


В кафе ко мне подсел сид лет тридцати. Только вот прорывающаяся наружу энергия, то, что интеллигенты кличут магической магмой, городские- ожогами разной степени тяжести, а деревенщина - "магокашкой", была какого-то тусклого цвета с алым отливом. Этот сид подсел ко мне, не спрашивая разрешения, поставил на стол две чашки кофе. Корнаду был тяжело ходить в город и я с удовольствием делал это вместо него. Ну и кончено я не мог не забежать в кафе выпить чашку кофе и посмотреть на книги в витринах магазинов. Денег у меня не было, ад и у Конрада я бы их не взял, даже если бы тот предложил. И так жили бедно. А этот сид, кроме столь вкусного кофе, положил на стол книжку в кожаном переплёте без надписей. Плевать мне было на сида, когда передо мной лежала книга. Тот хитро улыбнулся. не буду я тебя, Сквизз, утомлять нашей беседой. Только вот я понял, что это - демон. Он предлагал мне многое. Власть, силу, бессмертие, деньги, все плотские утехи разом...все книги мира. Но даже перед последним я устоял. Ведь за те полтора месяца, что я жил у Корнада и Камары, я действительно стал для них сыном. А пойти на сделку с демоном - значит потерять их. Нуу, я так думал. И отказался, как можно быстрее найдя предлог для отступления. лишь дома я обнаружил, что в моём мешке вдруг оказалась та самая книга, что так привлекла моё внимание сначала и совершенно незаметно исчезла куда-то во время нашей беседы.....


А через два дня Корнад и Камара очень сильно заболели. Они даже ходит могли с трудом. Я вызывал доктора из города и тот сказал мне весть, что ввергла меня в пучину тоски: они умирали. Это была болезнь Истинной смерти. У молодых и здоровых был для неё слишком сильный иммунитет, но ос старостью он отказывал. Я не находил себе места от горя. Я бродил по городу в тщетных попытках найти лекарство. Но лекарство само нашло меня. В том же самом кафе. И я совершил с ним сделку. Моя душа в обмен на их жизни. Уже утром они были здоровы и благодарили Истинного бога за чудесное выздоровление.


Книга...она в столь многом виновата, Сквизз. нет, мастером по ней стать было затруднительно, но вот основные заклятья Дикой магии там были... Да, иллюстрации этой книги поражали и казались ужасными, но они были необходимы. Д и чтение помогало отвлечься от уже начавшей надоедать скучной домашней работы. Так прошла целая неделя. Как-то вечером в дверь постучали. Собаки во дворе не держали, так что стук для нас был очень неожидан. Здесь вообще редко кто появлялся, да и то - разве что охотники или грибники, идущие по своим делам. Решив, что стоит перестраховаться, я взял в руки топор и пошёл открывать. Но за дверью оказался не матёрый уголовник, не ужасающий мертвец и не зловещий демон, а всего лишь путник с усталым и голодным видом. Как оказалось - он заблудился в лесу, и чудом выбрел ан наш домик. Его накормили и обогрели, а утром меня попросили его отвести в город. Каждый вечер я читал книгу под тусклым светом, что давала свеча, и этот вечер не был исключением. Увлёкшись чтением описания одного из призываемых чудищ, я слишком поздно почувствовал, что кто-то смотрит через мой плечо в книгу. резко захлопнув её я оглянулся. Заплутавший странник с интересом смотрел на меня. Как только он открыл рот, чтобы что-то спросить, я мигом задул лучину и извинившись сказал, что время позднее и пора спать. Я сомкнул глаза лишь когда шаги человека затихли в соседней комнате. Утром за завтраком он поздоровался со мной как ни в чём небывало и назвал меня по имени. Я уж было хотел спросить у него, откуда ему известно, как меня зовут, но тут же наткнулся взглядом на Камару и понял, что хозяева были слишком разговорчивы. Угрюмо буркнув что-то в ответ, я сел за стол и приступил к трапезе.

Вечером у нас снова был гость. Аптекарь по имени Рат, старый цверг и давний друг Коранда, пришёл к нам и о чём-то долго у реки с приютившем меня мужчиной. Они разругались, а Коранд вернулся в дом хмурый, как туча. А на следующий вечер дом окружили инквизиторы с факелами. Коранд гворил с ними, но всё было бесполезно. Когда он вновь переступил порог, я поднял голову и посмотрел ему в лицо:

- Я...-начал было я, но Коранд прервал меня, так и не лав начать:

- Мне всё равно, правда это или нет. Мы с Камарой слишком хорошо тебя знаем. Чтобы ты не натворил раньше, теперь ты другой. И мы не отдадим тебя им! - в голосе его была непоколебимая решимость. А потом Камара грустно улыбнулась, обняла меня и прошептала на ухо: "Не бойся, сынок..."

Через пять минут дом полыхал. Он превратился в эдакий филиал Геенны Огненной. Камара и Коранд лежали на полу мёртвыми, они задохнулись. И ни о каком перерождении речи и не шло. Властью Инквизиции дом был объявлен проклятым, а его обитатели - еретиками. Нас всех ждала истинная смерть. Последней умерла Камара. Я до последнего держал её голову у себя на коленях и смотрел ей в глаза. Глядя в них я понял, что действительно стал для неё сыном. А потом её рука, что непрестанно гладила мои волосы обмякла и упала. Вместе с тем, как жизнь покинула её, меня покинуло самообладание. Огонь вокруг на секунду притих, а потом взметнулся с новой силой, превратившись из ярко-красного в ядовито-зелёный. Никто из окружающих не выжил. Их всех настигло пламя. Тугие струи пламени превратились в огненных змеев и вырвались наружу, пожирая тела инквизиторов. Кто-то метнулся к воде, но пламя настигло и его, вознеся его тело на вершины боли, медленной и нестерпимой. Крики разорвали тишину долины, что царила здесь целую вечность, и так же будет царить ещё вечность. Объятые пламенем фигуру, катались по камню земли, пытаясь сбить пламя, лезли в воду, но не было им спасения! Вода испарялась от огня, но не тушила его, обдавая обречённых струями пара, камни врезались в расплавленную плоть. Кожи как воск стекала с них, тяжёлыми буроватыми каплями падаю на землю, глаза не выдерживали температуры и просто лопались, вытекали из глазниц. Я не давал им умереть, я хотел видеть их муки, и я сполна насладился ими... Моё пламя не сожгло их, а расплавило. Их скелеты лежали в мерзкого вида лужах бывшей кожи, плоти и внутренностей, смешавшихся и превратившихся в однородную массу. Даже зверьё откажется есть это.

В тот день, Сквизз, я понял, каким разным бывает огонь. Добрым и ласковым в очаге, злым и жестоким, когда горят дома и люди в них, и бесконечно могущественным, когда он полыхает в твоей душе....


^ Узник: Молебен

- Сквизз, да что-то белее мела...что с тобой?

Инквизитор сглотнул и попытался успокоиться."Исчадие Тьмы, порождение демонов...он издевается! Что со мной? Я бы сказал ему! Он описывает мне в подробностях то, что сделал с моими братьями по вере, и ещё спрашивает? Дитя Порока, Тварь Мрака...." - Сквизз кипел внутри и готов был вот-вот взорваться. Еле-еле он успокоился, поднял свои серые глаза на мага и произнёс:

- Ничего... я в порядке...

- Да ну? У тебя такой вид, будто тебе плохо? - "Конечно мне плохо, ты, Отродье Анадора, после всех тех историй и подробностей никто нормальный бы не остался спокоен!"

- Я же сказал, что всё в порядке....

- Нет, мне кажется, тебе плохо...или может ты боишься меня? Меня, униженного и раздавленного, пронзённого крючьями? - "Во имя Единого бога, конечно я боюсь тебя! Ты чёртов некромансер, ты приносил в жертвы людей и вырезал деревни, даже не задумываясь! Ты пил кровь и продал души демонам! Как я могу не бояться тебя?"

- Нет, с чего ты взял? - Сквизз попытался улыбнуться.

- И улыбка у тебя натянутая...что плохого я сделал? - с невинным видом поинтересовался Марр. И инквизитор не выдержал:

- Что плохого?!!!! Что плохого?!!!!!! Ты убиваешь сотнями, занимаешься ритуальными жертвоприношениями и каннибализмом, водишь дружбу с демонами и вампирами, некоторые идиоты тебе поклоняются как богу, тебя считают Тёмным Мессией, посланного демонами и ты ещё спрашиваешь?!!!!!!!!

Гнев овладел Сквиззом, он выпрямился и ударил мага по лицу. От этого удара зазвенели цепи, а Марр оглушительно вскрикнул. Несколько цепей натянулись и металл в старых ранах зашевелился, свежая кровь брызнула из вскрывшихся ран и побежала тонкими струйками по замершему телу мага. Сквизз, обуреваемый гневом уже было занёс ногу для того, чтобы пнуть в лицо пленника, но вдруг остановился и начла читать молебен, что призван успокоить дух и изгнать гнев, придать сил для терпения и сострадания...и неожиданно пленник подхватил его и с превосходным выговором, которому обучают монахов и жрецов, продолжил его. Только голос его гремел в этой темнице не торжественно, как обычно бывает, не добродушно-поучительно, а ядовито-обжигающим разум, холодным и невыносимо жутким. Сквизз замер от удивления. Марр же, увидев его взгляд, вымолвил:

- А ты не знал, что я был монахом?


^ Воспоминания: Золотой водопад

Это случилось всего через неделю после того, как моя тихая и мирная жизнь вновь была разрушена. Я не знал, куда мне податься... везде меня ждало лишь изгнание за свои тёмные дела. И тогда меня осенил гениальная - ну, тогда она таковой казалась - идея. Уйти в монастырь. Там не спрашивали имени и принимали любого. Там бы я смог в постоянных молитвах очиститься, стать новым собой. Я так на это надеялся... Тогда я не понимал, что я только становлюсь самим собой.

Монастырь этот стоял на берегу на крутой скале и был тих и спокоен. Я прибился туда в надежде, что смогу таки найти уют, кров и смогу искупить свои грехи. Монах приняли меня с распростёртыми объятьями. Их было немного...всего десяток. И более пятидесяти послушников, молодых парней и девушек. Среди послушников самому старшему было семнадцать и он уже готовился к тому, чтоб принять сан жреца и отправиться в большой мир. Поначалу я был счастлив. Мы много работали на полях крестьян и на фабриках, ибо труд отчищает тело, и много молились, ибо молитва очищает душу. Еда наша была скудна и однообразна. Но аскетизмом был пронизан весь монастырь. А однажды...однажды когда я мыл полы монастыря в наказание за то, что выругался, когда порезался в столовой, я услышал крики из комната одной из послушниц. Решив, что в монастырь забрались воры, я резко распахнул дверь, уверенно сжимая в руках страшное оружие - швабру. Но вместо неизвестных злоумышленников с грязными улыбками на небритых лицах - мне почему-то казалось, что именно так должны выглядеть злоумышленники - я увидел одного из настоятелей монастыря, что рвал на послушнице юбку. Увидев меня, он застыл как вкопанный. А потом очень быстро забормотал что-то себе под нос, и быстро вышел из комнаты. Девушка тихо всхлипывала, стыдливо подтягивая ноги к подбородку и пытаясь укрыть их остатками юбки. Знаешь, она была очень красива и мной даже сначала овладело желание...но я же был вовсе не нашим настоятелем. Я решил её успокоить, и очень скоро она рыдала у меня на плече взахлёб. Знаешь, наверное это одно из самых ярких моих эротических воспоминаний... да не красней ты так, Сквизз! Ты ж не девочка! Ну да я увлёкся.... она взахлёб плача рассказала мне о том, что наш настоятель побывал уже у всех послушниц, да не по разу...А на следующий день я имел долгую беседу с горе- насильником. он много бродил вокруг да около, но смысл сводился к следующему: я забываю о вчерашнем, он даёт мне лучшею работу. Что мне оставалось делать, кроме как согласиться... За следующею неделю я узнал множество новых и интересных вещё...для начала я увидел, как живут наши наставники. И сравнил с нашими покоями. Хотя они вроде не делили нас на касты, они утверждали что живут также. Потом я увидел, как они питаются. Как вкусно и как много. Ну и под конец я узнал, что те работы, что мы делаем, хорошо оплачиваются местными воротилами. Ни и под занавес я увидел подвал монастыря. Он был завален золотом и кристаллами...прямо-таки сокровищница древнего короля!

И в тот же вечер, Сквизз, этот урод вновь попытался её изнасиловать. Я не сказал, что мы стали друзьями после того, как я спугнул его, но ты мог и сам догадаться. И тогда я ударил его. А потом вновь и вновь. И пинками выгнал за дверь. А на утро было разбирательство. И конечно же я не мог оправдаться. Все наставники знали о его грешках, да и сами иногда участвовали. Меня посадили в камеру в подвале, предварительно избив розгами в кровь. А ночью вниз, ко мне прибежала она, и снова в слезах. В слезах и крови. Этот чертов дегенерат пришёл к ней, сначала насиловал, а потом избил. Знаешь, клетка там была нарочитая, для виду. Легко из неё было выбраться, и так же легко убежать. Я сказал её, что мы убежим и велел ждать меня у подножья горы. А сам забаррикадировал двери в комнаты наставников, сыпля проклятиями на каждом шагу, разлил масло и поджёг монастырь. Когда я спускался по горной тропе, то видел, как из подвалов монастыря....извини, я забыл, что ты не видел их подвалы....ничего особенного, аз исключением того , что они имели окошечки и просто вентиляционный отверстия в стене, выходившие на воздух из гладкой стены обрыва... так вот, их этих окошечек вниз, в долину, ниспадал водопад расплавленного золота...


^ Узник: Последняя История

- Они...они не могли...вот так...вот...запросто... - Сквизз потерял дар речи, слова застревали в глотке. И вот он нашёл такой приятный, такой удобный выход - ты врёшь! Это всё обман!

- Нет, Сквизз, я не лгу!

- Хватит, хватит лгать! Всё, что ты говорил - ложь, ты хотел запутать меня, смутить мой дух и пошатнуть мою веру!

- Постой же, Сквизз! Давай я расскажу тебе последнюю историю! Давай, не бойся, знания безвредны, лишь те решаешь, как ими распорядиться!

И Сквизз склонил голову к пленнику, и начал слушать Последнюю Историю. А через пять минут из камеры донёсся страшный крик боли. А потом ещё и ещё....крики не стихали долгое время. Только за пять минут до того, как в камеру ворвались инквизиторы, наступила тишина. Сквизз, белый от страха, стоял у двери:

- Что случилось, ученик? -наставник обхватил за плечи юного инквизитора и взглянул ему в глаза.

- Я...я вырвал его лживый язык, учитель...он точно демон...запутывал мой дух и дурманил мне голову, смущал мой разум, склонял меня помочь ему бежать....я был на краю, учитель...но вовремя собрался и вырвал его язык, дабы он не мог распространять свой яд и далее...пускай и осталось ему жить до полудня... Сквизз дрожа и кутался в рясу, руки он сунул в карман. Но дрожь в его теле была вызвана не холодом казематов.

В полдень полыхал костёр. А привязанная к столбу фигура корчилась в агонии и что-то мычала...Волосы уже обгорели и кожа пузырями вздувалась и лопалась, подставляя огню свежее мясо...

- А где ваш ученик, мастер?

- Он сказал, что не сможет смотреть на это. Всё же этот демон сломал его...не до конца, но всё же...он сказал, что будет гулять вдали. Я его понимаю. Я сам тоже не смог смотреть на предмет своего экзамена, корчащегося в агонии...

Языки пламени взмывали в воздух унося с собой жизнь, но порождая боль....Марр горел на костре....Великий некромант восемнадцати лет отроду окончит свою жизнь кучкой пепла...


К наставнику Сквизза подошёл инквизитор - палач и задумчиво почесал щёку, на которой виднелись пять красных полос. Дотронувшись до одной из них он зашипел и выругался. Не поворачивая головы наставник, усмехнувшись, спросил:

- Что, кошка? Или несговорчивая еретичка? - ухмылка не сходила с его лица.

- нет, что вы...всё этот некромансер долбанный...не ногти ,а когти какие-то...что с вами, наставник?

- Затушите костёр, немедленно! - не своим голосом закричал Наставник и первым кинулся тушить пламя. В огне на столбе корчился ещё живой пленник. Пленник с обгоревшими кистями...


Сквизз шёл в сторону леса, перекинув через плечо сумку. Тут из деревьев выбежала фигура, закутанная в тёмный балахон и кинулась ан шею инквизитору. Не успел он сказать и слова, как фигура наградила его страстным поцелуем и прошептала чуть-чуть слышно:

- Как же я тебя ждала...

- Лучше бы ты помогла снять мне сумку,...а то без кистей это сделать несколько затруднительно....

- без кистей?

Сквизз достал руки из карманов и показал ей обрубки. Лицо его собеседницы пережило целый ряд метаморфоз: шокированное, испуганное, гневное и сочувствующее...хотя это не то слово:

- И оно того стоило, Марр? Стоило отдаться в лапы инквизиторов и лишиться рук?

- Да...теперь мы сможем помочь Ему...


25 - 30 сентября 2007 года

Добавить документ в свой блог или на сайт


Похожие:

В оковах Узник: Кинжалы iconДж. К. Ролинг Гарри Поттер и узник Азкабана Глава 1 Совиная почта
Гарри Поттер – необычный мальчик во всех отношениях. Во-первых, он терпеть не может летние каникулы, во-вторых, любит летом делать...

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©libdocs.ru 2000-2013
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы